Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Слава Украиїні!

О чем молчит Майдан

Итак, кто, как и зачем сделал Майдан.

Collapse )

Опрос, ответы оставляйте в комментах.  Есть возможность и желание закупить современные снайперские комплексы для наших бойцов, СВД не удовлетворяют по своим техническим характеристикам, а также б/у демилитаризованную бронетехнику. Столит ли мне собирать на это деньги?
Слава Украиїні!

Как убивали «миф о великой победе»

Оригинал взят у trim_c в Как убивали «миф о великой победе»

Я вообще люблю разрушать мифы, когда то я начинал этот журнал с опровержения мифов о честной победе Януковича на выборах, о целесообразности голода крестьян как необходимого условия будущей Великой Победы, миф о громадных различиях в степени одаренности интеллектом, мифы О Нюрнбергском трибунале (1,2) и о "Маршах эсэсовцев" (1,2) - в общем моя страсть к опровержению широко распространенных, однако же совершенно неверных представлений была очевидна с самого моего дебюта в ЖЖ.

И понятно, что я просто не мог пройти мимо блога на ЭХЕ доктора философских наук Игоря Чубайса (не путать с его младшим братом Анатолием, деятельность которого Игорь Чубайса очень мягко говоря - не одобряет) - мне хватило одного только названия, вынесенного в заголовок.

Наличия слова "миф" и близость 9 мая - для меня уже показалось достаточным. Автора я как обычно несколько сократил.
Но затепвая этот текст, я даже и догадываться не мог, чем он закончится


Как убивали «миф о великой победе» Collapse )

Мотив и открытие

Ну, когда я решил публиковать блог Чубайса я прочел только заглавие и два первых маленьких пункта. А вот когда приялся редактировать - только тут обнаружил. что главный миф действительно разоблачен, но он отнесен на самый конец блога.

Этот многолетний миф о Великой Победе. Которую назвать победой вообще язык не поворачивается. Потому что назвать победой гибель 42 миллионов - это нужно иметь какое-то совершенно особое устройство мозга.
Потому что это одна из величайших трагедий в истории вообще, не только в истории славянских народов СССР, чьи потери наряду с евреями и составили главную часть этой неправдоподобной цифры.

И я тут же вспомнил, что некогда очень похожую цифру отстаивал историк Борис Соколов - и каке же его "мочили" и официальные историки, а уж особенно старались патриоты от Киселева и до Вассермана.

А тут вот ведь какая история приключилась. Начатое расследование в рамках абсолютно гламурнго и пропагандистского проекта "Бессмертный полк" принесло абсолютно скандальный результат - прав был клеветник, очернитель и русофоб Соколов!
Тут же набрал я в гугле "Потери ВОВ Борис Соколов" - и немедленно первой позицией получил его статью в НГ

Всякая почти статья в НГ - достаточно масштабное расследование. которое для ЖЖ все-таки неформат. Потому резать буду нипадецки, кого интересуют подробности - обращайтесь по ссылке к оригиналу



Мы за ценой не постоим

— Борис Вадимович, в своих исследованиях вы приводите расчеты, по которым выводится общее число потерь, сходное с оглашенным в докладе на парламентских слушаниях. Но давайте еще раз вспомним последовательность: Сталин назвал цифру потерь — ​7 миллионов, Хрущев — ​20, при Ельцине она выросла до 27… И каждый раз нам говорили: по новым, уточненным данным… Как можно объяснить такую «корректировку»?
— Сталин вообще не знал реальных потерь, семь миллионов он просто взял из головы. «Корни» 20 миллионов — ​из немецкого сборника «Итоги Второй мировой войны», там была статья германского доктора Гельмута Арнтца «Людские потери во Второй мировой войне», но в статье эта цифра получилась вообще анекдотически: за основу были взяты данные «полковника Калинова»: 8,5 млн убитых, 2,5 млн умерших от ран и 2,6 млн умерших в плену. Это дает 13,6 млн к ним прибавляются сталинские семь миллионов (но в данном случае они относятся только к потерям гражданского населения). Так и получилось 20 миллионов, Хрущев отсюда и взял эту цифру.

Но дело в том, что «Калинов» — ​это вымышленный персонаж, якобы советский полковник, сбежавший из Берлина на Запад. На самом деле его книга «Советские маршалы имеют слово» — ​произведение двух эмигрантов, Григория Беседовского и Кирилла Померанцева; в честь Померанцева, которого звали Кирилл Дмитриевич, «Калинова» тоже окрестили Кириллом Дмитриевичем. Так что, повторяю, 20 миллионов — ​это оценка Померанцева и Беседовского.

А что касается 27 миллионов, их вычислили так: из 194 миллионов, это население Советского Союза, по данным ЦСУ, вычли послевоенные 167 миллионов, а 167 получили путем экстраполяции назад данных переписи 1959 года.

— Ну а что касается профессиональных военных историков, которые каждый раз «обосновывали» эти, как вы говорите, «с потолка» взятые цифры. Они-то хорошо представляли себе, о чем идет речь?
— Мало-мальски профессиональные военные историки понимали, что цифры потерь, и особенно потерь Красной армии, многократно занижены. Однако вплоть до наступления эпохи гласности в СССР не могли высказаться об этом публично.

— А вообще можно ли сейчас определить точную цифру потерь в войне, которая закончилась 70 с лишним лет назад?
— По моим подсчетам, потери наших Вооруженных сил составили где-то 26,9 млн погибших, а это, кстати сказать, включает и тех советских военнослужащих, которые погибли потом, сражаясь в рядах вермахта, СС, будучи полицаями, сражаясь в партизанских отрядах или просто скончавшись от болезней и других причин уже после освобождения из лагерей, но еще до освобождения оккупированной территории Красной армией. Их общее число я оцениваю в 700 тысяч человек. Что же касается мирного населения, то, по моим подсчетам, это где-то от 13,2 до 14 миллионов. А всего Советский Союз потерял от 40,1 до 40,9 млн человек.
Если же говорить о данных, оглашенных на слушаниях в Госдуме, то они близки к моим в оценке общих потерь, но резко занижают потери армии. То есть, по моим подсчетам, потери армии не 19 миллионов, а около 27. Думаю, в основу оценок авторов доклада положены расчеты исследователя Игоря Ивлиева (они опубликованы на его сайте «Солдат.ру»). Но авторы доклада (в Госдуме) предпочли взять последний вариант его расчетов потерь — ​19,4 млн военных и около 23,5 млн гражданского населения. Последняя оценка, на мой взгляд, сильно завышена. В общем, я думаю, что армейские потери 26,9 млн — ​более надежная цифра, а потери гражданского населения были существенно меньше, чем 23,5 млн.

— Скажите, а не лежат ли в каких-то неведомых хранилищах документы, которые кто-то до сих пор скрывает, — ​вот рассекретят их, и точка во всех спорах будет поставлена? Если такие документы есть, где они хранятся, в каком ведомстве?
— Таких документов нет. Теоретически можно взять полковые журналы, в которые записывались поименные потери, и попробовать подсчитать по ним. Но этих журналов сохранилось примерно половина за всю войну. И это тоже будет оценка, основанная на части данных, и будет она зависеть от того, какие методы и какие допуски будет применять тот или иной исследователь. Такого документа, который бы все поставил на свои места, нет. Какие бы архивы ни открывались.

— И все же. Почему такие ужасающие цифры? Не умели воевать солдаты? Не умели командовать генералы? Никуда не годилась техника?
— Проблема здесь комплексная, на мой взгляд. С одной стороны, Сталин всегда опасался профессиональной армии, ему удобнее было воевать с необученным ополчением, потому что профессиональная армия могла породить Бонапарта; единственно, чего он боялся, это нового Бонапарта. С другой стороны, цена человеческой жизни в советской системе была очень низкой, и был очень низкий уровень подготовки и солдат, и офицеров.

— То, что вы мне сейчас говорите, неминуемо вызовет яростные обвинения в попытке опорочить историю страны и ее героев. И вообще, скажут нам, стоит ли забывать, КТО победил в конечном счете, ЧЕЙ флаг был водружен над рейхстагом.
— Естественно, никто не исключает Советский Союз из числа победителей. Но не надо забывать, какой ценой досталась победа. И помнить о том, что Сталин, как и Гитлер, несет ответственность за развязывание Второй мировой войны. Без пакта Молотова–Риббентропа ее бы не было.

— Одно лишь напоминание о жертвах и причинах, из-за которых эти жертвы были принесены, сегодня трактуется как проявление антипатриотизма. Нас пытаются убедить в том, что это бросает тень на подвиг народа.

Позволю себе длинную цитату из вашей книги «Цена войны». Вы приводите рассказ бывшего директора Музея обороны Царицына-Сталинграда Андрея Михайловича Бородина:

«Первая и последняя попытка установить масштабы наших потерь в Сталинградской битве была предпринята в начале 1960-х годов. Евгений Вучетич хотел, чтобы на Мамаевом кургане были выбиты имена всех солдат и офицеров, погибших в Сталинградскую битву. Он думал, что это в принципе возможно, и попросил меня составить полный список. Я охотно взялся помочь, обком освободил меня от всей другой работы. Кинулся в Подольский архив, в Бюро потерь Генштаба. Генерал-майор, руководивший тогда этим бюро, рассказал, что такую задачу им уже ставил секретарь ЦК Козлов. После года работы он вызвал генерала и спросил о результатах. Когда узнал, что насчитали уже 2 млн погибших, а работы еще на много месяцев, сказал: «Хватит!» И работу прекратили. Тогда я спросил этого генерала: «Так сколько же мы потеряли под Сталинградом, хотя бы примерно?» «Я вам не скажу».

У меня перед глазами стоят донесения брошенных с ходу в бой частей. Одни слезы… Полки исчезали вместе со штабами и всеми бумагами. За три дня дивизии ложились насмерть. Нет, ни один исследователь не восстановит картины наших потерь. Нам не дано постигнуть этот кошмар».


Что можно сделать, чтобы исключить повторение подобного кошмара?

— Без установления в стране демократического политического режима ничего исправить не удастся. Но даже тогда должно будет пройти 10–15 лет, если говорить только в плане подготовки армии; то есть пока не сменится поколение командиров.

— Что же такое Великая Отечественная — ​величайшая трагедия в истории страны или пик ее достижений, повод для нагнетаемой гордости? Что нам отмечать 9 Мая? Кстати, никто из моих знакомых фронтовиков, которые удостаивали меня чести выпить с ними в этот день рюмку водки, никогда этот день не праздновали.
— На мой взгляд, это, конечно же, величайшая трагедия. Советский Союз потерял пятую часть населения — ​больше, чем все участники Второй мировой войны вместе взятые. И конечно, это — ​не повод для гордости, когда наш батальон за день теряет столько же, сколько вся германская армия за десять; это тоже своего рода достижение, но гордиться им вряд ли стоит. Так что я убежден, что день 9 мая, день 22 июня надо отмечать тихо и скромно, поднять рюмку водки в память десятков миллионов погибших…


М-да...
Вот мой читатель может мне не поверить, но когда я начинал писать этот текст у меня были намерения совершенно иные, чем то, что получилось в итоге. Потому что о результате в Госдуме я еще не знал.

И хотя я читал о 40 и более миллионах погибших - честно должен признать, что не совсем им верил. И думал, что реальная цифра - 32-33 миллиона.
И даже для меня, никогда не верившего в цифры официальных историков ВОВ, - цифра ошеломляющая.

Но и при прежних моих представлениях праздник Победы как праздник гламура, во что он уже превратился с возникновением георгиевской ленточки а потом и "Бессмертного полка" с Поклонской, несущей парсуну Николая, - вот такое празднество в моем представлении является чистым надругательством над памятью жертв.

Тем более, что пропагандистские цели Коремля в подобном представлении истории слишком уж очевидны. Но вот что точно, это просто помню - 9 мая после войны не праздновали.
Это был день скорби, но никак не праздник.

И те, кто воевал в окопах, не праздновали. хотя порой крепко выпивали.
И те, кто прошел окопы, очень не любили вообще об этом вспоминать.
И они бы содрогнулись, услышав сегодняшних трубачей телеканалов - очень красиво причесанных и с отличным макияжем, - и очень красиво и душевно рассказывающих о войне, которой они никогда не видели.